«Надежда Forbes» и «конкурент Дудя» — интервью с Иваном Сурвилло

Иван Сурвилло
Вы много берёте интерью. Какой из спикеров вам понравился больше всего?

Один из моих самых любимых, которых я с теплотой вспоминаю это-Руслан Юнусов-руководитель лаборатории РОСАОТОМА. Он очень глубокий и дико умный, с ним было интересно беседовать про какие-то концепции, мироздание. Полтора часа разговора с человеком, который по интеллекту на уровень выше, к тому же занимается квантовым компьютером и понимает, как он работает. Это очень круто было. А из последних — Дмитрий Лапенцов из Сколоково, очень приятный, клёво шутит, а его пиарщик его отдёргивает и говорит: «Хватит шутить».На самом деле все классные, я не помню какого-то героя, который вызывал бы раздражение после разговора или с которым мне бы не хотелось встретиться ещё раз.

У вас было интервью с Владимиром Жириновским. Каким он оказался?

Это было одно из интервью ,,перевёртышей» Когда ты приходишь к герою и вроде ждёшь одного от него, а он оказывается другим. У меня тогда полетели все вопросы и весь план беседы, потому что Владимир Вольфович начал так отвечать на первый вопросы или на первые два вопроса, понял, что интервью должно идти по другому сценарию. В интервью он показался тем человеком, который мало кому показывается-несчастный, а не заложник своего образа. Политики редко говорят о своих переживаниях, так как они считают, что искренность — это слабость. А мне кажется, это не так. Здорово, что Владимир Вольфович смог быть искренним.

А до интервью какое отношение было к Владимиру Вольфовичу?

Типичное телевизионное представление.

А у вас часто бывает, что интервью переворачивается, то есть думает одно, а получаете другое?

Интервью с Жириновским самое яркое. Но иногда такое бывает. Я иду к герою без какого-то сформированного мнения о нём, потому что сейчас у меня герои — бизнесмены, изобретатели или учёные, которые не уровня Жириновского, которого, условно, каждая собака знает, то есть общеизвестные, а они мало дают интервью, о них мнение не формируется до интервью.

Почему вы решили брать интервью именно у бизнесменов, изобретателей, а не у артистов?

Я пришёл в ТАСС и мы договорились, что вот это нишу было бы интересно открыть с помощью меня. Это был какой-то вопрос того,ч ем я могу быть полезен. Мы в январе думали о том, что меня надо кроме этого ещё куда-то запускать. Думаю скоро начнём.

Вы часто в своих интервью говорите о личном. А в жизни вы открытый человек?

Я думаю нет. Если я доверяю человеку, то мне кажется я с ним открытый или это иллюзия открытости. Я знаю, что если мне нужно понравиться человеку, то я могу быть открытым, суперобоятельным. Но просто это много выматывает сил. Мой внутренний интроверт в коме после этого.

А какая черта в себе не нравится?

Наверное моё внутреннее одиночество. Кстати, может поэтому я беру интервью, это попытка закинуться к людям и поэтому они мне так интересны. Я себя довольно одиноким ощущаю.

А какая черта нравится?

Опять же противофазия. Вот у меня спрашивают: «Как можно интересоваться разным человеком ?»Но мне правда интересно. Мне кажется, что в мире много восхитительных людей, каждый по-своему уникален.

Несколько лет назад вы сказали, что хотите поступать заграницу, однако Вы здесь. Почему?

Всё просто. У меня прогорели сроки поступления, когда надо было поступать. А сейчас уже странно. То есть карьера в России у меня уже есть и уезжать заграницу странно, потому что это всё с нуля, нужно заниматься имиджем. И вообще не очень хочется уезжать. Мне нравится здесь в России, в Москве. Нравится, что мои герои из России, они пытаются сделать её лучше, круче в экономическом и человеческом тоже. И вот с помощью их страна меняется. Выдаётся сильное поколение — предпринимательское, это супер интересно.

А вы считаете себя патриотом?

Я нет. Мне кажется, что патриотизм-это довольно многозначный термин. Я сказал нет, потому что у меня это вызывает некий негатив. Так как он излишен, я всё-таки за здоровый патриотизм. Мне нравится страна, мне нравятся люди, мне нравится жить в этой стране. Может, не нравится власть, не нравится, что происходит, но мне не хочется уезжать, потому что это моя родина. Я много раз был заграницей и очень хотел пожить там какое-то время. Но я не хочу переезжать. Переезд — это некая жертва, это отрванность от корней. Только твои дети растут в этой среде, становятся первым поколением, которые живут в этой стране. Они впитывают эту культуру. Я пока не хочу детей и не уверен, что хочу жертвовать ради них.

В каких странах вы были и какие больше всего запомнились?

Я много где был. Я не был в Японии, хотел бы туда попасть и в Китай. Мне нравится Египет — Шэльманшейх или Каир, Португалию очень люблю. Опять же Иерусалим, я провёл там детство и впринципе Израиль- это довольно важная страна.

Если почитать ваши коментарии в ютубе под видео, где вы разговариваете, то вашу манеру речи сравнивают с Ренатой Литвиновой, как вы к этому относитесь?

Я не видел такого. Я никак к этому не отношусь, так как я не знаю, как разговаривает Рената Литвинова. Это забавно.

Также под видео много негатива. Как вы справляетесь с ним?

Вначале было тяжело. Когда был большой взрыв негатива в твиттере, тогда мне было лет восемнадцать, это было тяжёло, я даже плакал. А потом со временем обрастаешь слоями брони, защиты и мне неважно, что обо мне говорят другие. Раньше хотелось нравится всем, а сейчас такого нет. Мне важно, что обо мне скажут близкие. Какой-то подростковый период, когда ты постоянно как оголённый нерв, это было сложно.

Если смотреть на вашу манеру речи, то она очень милая, так же, как и ваша подача. В жизни вы такой же человек, или это ваша маска?

Мне кажется, я действительно такой. Я довольно милый со знакомыми людьми, если меня они ущемляют или бесят. Это зависит от настроения. Это не маска, это какая-то грань меня, с которой я общаюсь с людьми во время интервью. Я всегда больше спрашиваю, даже друзей. А иногда хочется, чтобы меня поспрашивали.

Forbes назвали вас одним из перспективных молодых людей. Что изменилось с того времени?

Я стал внутренне взрослее. Вообще, я перспективным себя не ощущал и не ощущаю. Я просто понимаю, что у меня ещё куча непаханного поля для развития. Оно как было так и осталось. Чем больше ты открываешь какую-то область, тем больше ты понимаешь насколько она большая.

Если бы у вас был выбор: комфорт для себя или человека, у которого берёте интервью, чтобы вы выбрали?

Комфорт другого. Очень важно не навредить герою, не пользоваться им. Сначала нужно быть человеком, а потом журналистом. Это зависит от ситуации.

Есть ли какие-то личности, которые вам импонируют и вы бы хотели взять интервью у этого человека?

С каждым человеком мне интересно. Нет такого, что я думаю: «Надо бы взять интервью у того человека», и это будет вершиной моей карьеры.

У Дани Милохина хотели бы взять интервью?

Это было бы прикольно. Мне интересно, как меняет человека такой ранний успех. И как его меняют, а точнее открывают что-то новое с помощью денег и славы.

А вы бы не хотели изменить сферу интервью. Например, брать интервью у артистов?

Нет. Мне правда интересно разговаривать о предпринимательстве. Они все «батарейки в одном месте» и это очень заряжает. Они меняют мир. Брать у кого-то ещё — да. Но отказываться от этого — нет. У актёров было бы интересно.

Ваш любимый актер?

Мне нравится Козловский, Хабенский. Я как-то заходил к нему на интервью.

А как вы считаете интервью-это часть вашей жизни?

Интервью уже давно пустило корни. Я не мыслю себя без интервью.

Оцените автора
Добавить комментарий